Квят не виноват в провале на Гран-при Австрии. Да, опять защищаем Даниила – но у нас есть аргументы

0
Даниил Квят Австрия

Пять глупых секунд в квалификации убили весь уик-энд.

Вы часто слышали и читали об отличных выступлениях Даниила Квята в «Формуле-1», красивых обгонах, рекордных позициях, высокой скорости и перспективе снова попасть в «Ред Булл», так что, скорее всего, при изучении результатов Гран-при Австрии у вас возникли несколько вопросов. Должно быть, первый был: «какого хрена Даниил стартовал так низко?» (16-м), а второй – «почему он финишировал еще ниже?» (17-м).

Что ж, подобное недоумение оправдано — особенно если глянуть на результат первого круга: пропуск несчастного «Уильямса» Роберта Кубицы и напарника точно нельзя вписать в портфолио топ-пилота. Да и в остальном на бумаге выступление Квята выглядело не намного сильнее: он проторчал за другим аутсайдером Джорджом Расселлом 14 кругов, так и не смог достать проваливший уик-энд «Хаас» и проиграл в итоге напарнику 30 секунд.

Давайте разбираться, что случилось.

Фэйл в квалификации испортил гонку

В субботу в первом сегменте квалификации россиянин одним из первых поехал на финальный быстрый круг и попал в трафик — в слепом повороте его заблокировали сразу три машины во главе со все тем же Расселлом.

Гонщик «Торо Россо» вылетел с трека на высокие поребрики и не успел показать новый круг — в итоге он не просто остался лишь 16-м: сломалась вся тактика на уик-энд.

Изначально в команде планировали использовать второго пилота Александра Албона в качестве «разгонщика» слипстримом для Даниила, чтобы затащить россиянина в третий сегмент квалификации — потому Квята отправили на решающий круг первого сегмента пораньше, чтобы при случае отозвать тайца.

Более того, болид под номером 26 изначально настраивали под успех плана с третьим сегментом: баланс сдвинули в сторону максимальной прижимной силы, которая на трассе вроде «Ред Булл Ринга» обычно помогает максимально быстро проходить повороты и разгоняться. Это лучшая оборонительная тактика, если твоя машина — не король прямых.

Однако она совершенно не работает в противном случае: для прорыва в Шпильберге нужна скорость на прямых и смелость на точках торможений. Настройки превратили гонку в кошмар — максималки не хватало настолько, что Даниил провисел 14 кругов за стартовавшим с пит-лейн Расселлом (ему явно сбалансировали машину под прямые) и уничтожил шины в «грязном воздухе».

Следующие 14 кругов до пит-стопа обернулись страданиями и низким темпом. Квят не мог атаковать даже вполсилы, и гонка оказалась проиграна уже к 80-му километру.

«Мы настроили машину на высокий уровень прижимной силы, рассчитывая на хорошую стартовую позицию, – рассказал Квят после финиша. – Но выбор настроек сыграл против меня. Я просто ничего не мог поделать. Не самая приятная гонка, хотя это было ясно еще после квалификации. Я был как подсадная утка. Нам везде не хватало скорости везде. На скоростных участках, где нужна мощность – везде».

Единственное, что могла сделать команда для исправления ситуации — позвать Даниила на более ранний пит-стоп и понадеяться, что свежий «хард» продержится 50 кругов до финиша. В «Торо Россо» решили не рисковать.

Поломка воздухозаборника

Даже больше настроек на пилотаж и темп Квята повлияли неполадки — точнее, одна конкретная поломка одного конкретного заднего тормозного воздухозаборника. Судя по всему, в нем забилась или по-другому вышла из строя система продува диска, из-за чего карбоновые колодки постоянно перегревались. В результате Даниил не мог пользоваться поздними точками торможения и смело атаковать соперников по внутренней траектории: ему приходилось нажимать на педаль намного раньше и слабее, чтобы нагрузки на дисках росли постепенно и не прикончили систему внезапным скачком температур.

На слух эта проблема может не казаться слишком значительной, но на деле она очень серьезная: карбоновые детали системы замедления прогреваются свыше 1000-1200 градусов по Цельсию, и в жарких условиях тормоза легко могут расплавиться. Топовые команды постоянно внедряют инновации для улучшения циркуляции воздуха, а воздуховоды на скоростных треках становятся чуть ли не самыми важными элементами машины.

Поломка одного из воздуховодов осложнила не только разгонную динамику: именно на задних колесах находятся рекуператоры кинетической энергии MGU-K. Из-за перегрева и более плавных торможений они не вырабатывали обычное количество электрической энергии — потому Квят потерял былую скорость еще и на разгонах: ему просто не хватало помощи от гибридной составляющей мотора. А ведь именно в Австрии точная работа рекуператоров играет ключевую роль: из-за расположения трека на высоте 640 м над уровнем моря двигатели внутреннего сгорания теряют до 10 процентов мощности — разрывы между производителями сокращаются, и тащат именно гибриды.

Откуда же взялась поломка воздухозаборника? Скорее всего, как раз в тот момент, когда Квят вылетел за пределы трека в квалификации. Россиянин несколько раз проскакал по высоким поребрикам, а обычно такие путешествия не обходят машины бесследно: антикрыло, подвеска и колеса всегда в зоне риска.

Почему же команда не починила болид? Либо не заметила проблему, либо просто снова решила не рисковать: после квалификации техника переходит в режим «закрытого парка», и за замену любых деталей можно отправиться на старт с пит-лейн — гарантированный проигрыш примерно 15 секунд с самых первых метров.

В «Торо Россо» попытались прочистить воздуховод на пит-стопе (именно с этим связана заминка при смене шин на болиде Квята), но у них не вышло — проблема оказалась слишком серьезной.

Поломка убила старт

Теперь к главному: Даниил на самом деле не проиграл начало Гран-при, он просто объективно не мог ничего сделать.

Давайте обратимся к старту с борта Роберта Кубицы (начинал заезд рядом с россиянином).

После срыва с места Квят все еще впереди.

И даже неплохо уехал вперед. Именно в этот момент Роберт нажимает на тормоза — метров за 20 до отметки «150 м». Это очень рано: обычно гонщики на полной скорости начинают замедляться в конце этой прямой примерно в районе 120 м или и вовсе на отметке в 100 метров — Кубица же точно не добрался и до 250 км/ч.

Тем не менее, у таблички «100 м до поворота» Квят проиграл Роберту уже полкорпуса — следовательно, он начал тормозить еще раньше: где-то в районе 200 метров. Это очень далеко: никто из гонщиков даже при всем желании избежать любых инцидентов так не делает. Следовательно, у Даниила уже тогда возникли проблемы с тормозным воздуховодом, и он справлялся с ними по ситуации.

 

Далее Квята обогнал Карлос Сайнс на «Макларене». У россиянина не было ни единого шанса сдержать испанца: «оранжевые» просто летели по «Ред Булл Рингу», и Карлос в итоге прорвался на восьмое место с 19-го. Лишь поломка антикрыла помешала ему догнать и унизить Пьера Гасли на «Ред Булл».

А здесь Квят добровольно отдал гоночную траекторию напарнику, не желая вредить его заезду. Это точно не была попытка контратаки на Сайнса или защиты от Албона: Карлос уже оторвался достаточно сильно, а для обороны Даниил затормозил слишком рано.

В следующем повороте за россиянином остался только Расселл — к слову, даже у него на безнадежном «Уильямсе» было больше скорости на прямых и возможностей для более позднего торможения. Взгляните на атаку Джорджа на Даниила и Роберта: «Уильямс» оказался намного быстрее даже при условии открытого DRS на машине Квята!

Вряд ли парень с №26 вообще мог что-то сделать в тот день, хоть и пытался.

Конечно, заезд по «Ред Булл Рингу» нельзя записать Даниилу в актив, но обстоятельства были сильнее. Да и вряд ли свежий провал всерьез повлияет на карьеру: Австрия была девятой гонкой в календаре, и россиянин уже несколько раз показал свои способности потенциальным работодателям до нее. В конце концов, он выбрал очень правильную модель пилотажа: если бы парень решил бороться с машиной на грани возможностей и блокировок колес, все бы закончилось очередным ярким торпедированием и валом из язвительных комментариев. Может, выбранный путь и оказался блеклым и разочаровывающим, но он хотя бы доказал, что Квят и правда изменился.