DTM. Ламм: Мы с нетерпением ждем возвращения на Moscow Raceway в 2014-м

- Реклама -
- Реклама -

DTM. Ламм: Мы с нетерпением ждем возвращения на Moscow Raceway в 2014-м

Руководитель прославленной команды Schnitzer Чарли Ламм – легендарная личность и настоящий энтузиаст автоспорта. В этом сумел убедиться наш постоянный обозреватель DTM Сергей Беднарук, который обстоятельно расспросил этого незаурядного человека о самых разных вещах.



Наше знакомство состоялось в прошлом апреле на предсезонных тестах DTM в Хоккенхайме. Честно признаюсь, к Карлу Ламму я подходил с некоторым волнением – как никак, знаменитый босс одной из самых успешных команд в истории «кузовных» гонок. Но в общении Чарли, как его уже все привыкли называть, оказался вовсе не грозным начальником, а очень открытым и приятным человеком, в чем еще не раз удавалось убеждаться вновь уже по ходу сезона.

Среди глав команд таких людей встретишь нечасто. Несмотря на почти полувековую карьеру в автоспорте, Ламм по-прежнему рассказывает о гонках с неподдельным энтузиазмом. «Гонки – это моя страсть», — говорит он, и по огоньку в глазах видно, что это вовсе не лукавство.

Биография Карла «Чарли» Ламма неразрывно связана с командой Schnitzer, основанной основанной полвека назад, в 1963-м, братьями Шницерами – Гербертом и Йозефом. Уже через год команда одержала первую победу – ее BMW 1800Ti оказалась быстрейшей в соревнованиях по подъему на холм близ немецкого курортного городка Бад-Нойенар. С этого началась история успешного партнёрства Schnitzer и BMW.

Увы, в 1978-м в автокатастрофе погиб Йозеф Шницер. После этой трагедии Герберт стал руководить командой вместе с двумя новыми компаньонами – братьями Дитером и Карлом Ламмами. Особенно впечатляющей получилась карьера последнего: в 16-летнем возрасте Чарли начал работать в команде «на подхвате», быстро дорос до должности инженера, а уже в 21 год встал у руля гоночного коллектива.

Под руководством Чарли Ламма Schnitzer завоевала внушительную коллекцию трофеев, которой на базе команды в местечке Фрайлассинг у австрийской границы отведено отдельное помещение. В послужном списке немцев – титулы в европейской Формуле 2 в 1975-м, первом в истории туринговом чемпионате мира в 1987-м, в дебютном для коллектива сезоне-89 в DTM, а также в серии ALMS в 2001-м. Также команда выигрывала в суточных марафонах в Спа, Нюрбурге и Ле-Мане.

В 2012-м, вернувшись в DTM вместе с BMW после 20-летнего перерыва, Schnitzer снова, как и в 1989-м, с первой же попытки завоевала титул, став первым и пока единственным коллективом, которому удалось добиться успеха и в том, "прежнем" DTM, и в современной серии, которая ведет свой отчет с 2000 года.

Вашему вниманию – интервью с настоящим энтузиастом автоспорта, руководителем прославленной команды Schnitzer Чарли Ламмом.

Чарли, команда Schnitzer под вашим руководством выступала в "старом" DTM, и теперь участвует в "новом". Как бы вы сравнили серию тогда и сейчас?

Чарли Ламм: Да, это было давно – уже в прошлом веке (улыбается) У меня остались очень хорошие воспоминания о тех временах. Уже тогда DTM набрала популярность, машины привлекали зрителей, гонки проходили в интересной борьбе. Именно в те годы создавался имидж DTM как очень зрелищной серии с высоким уровнем конкуренции.

С точки зрения спортивных результатов команды тоже есть что вспомнить, ведь нам в дебютном же сезоне удалось выиграть титул с Роберто Равальей. Для меня, как молодого руководителя, это стало потрясающим достижением.

Но сравнивать разные эпохи в автоспорте сложно, потому что технологии и прогресс не стоят на месте, время течет очень быстро, и каждый год что-то меняется. BMW не выступала в DTM на протяжении двух десятилетий, но за этот период компания принимала участие в различных гонках. И это же касается нашей команды.

Поэтому скажу так: тот период был потрясающим для своего времени. Сейчас – не менее замечательный период, но уже для нынешнего времени.

В промежутке между двумя периодами выступлений в DTM ваша команда участвовала в различных соревнованиях, в том числе в WTCC. Что вам больше по душе?

ЧЛ: У этих серий две абсолютно разные концепции. Чемпионат мира интересен в первую очередь тем, что гонки проводятся по всему свету. Машины требуют тщательной подготовки, поэтому, имея заводскую поддержку, мы серьезно работали с техникой. При этом концепция мирового Туринга заключается в том, что эти машины максимально приближены к дорожным версиям, поэтому у инженеров не так много свободы действий. Но все равно, это быстрые автомобили.

Машина DTM – это настоящий гоночный автомобиль: 4-литровый двигатель V8, развитая аэродинамика, высокий уровень прижимной силы, самые современные технологии. У них потрясающий потенциал. При этом, чтобы добиться максимума, нужно сделать все правильно. Даже в условиях "заморозки" технического регламента очень много областей, в которых командам можно работать. Найти идеальные настройки, которые будут отвечать потребностям пилота – это, пожалуй, наиболее трудная, но одновременно интересная задача.

Кроме того, в DTM длиннее гонки, их протяженность около 180 км, а по ходу дистанции предусмотрены обязательные пит-стопы – это еще один серьезный вызов для команд. Многое зависит от правильного выбора тактики – особенно с введением двух разных составов шин. В этом плане серия стала гораздо сложнее по сравнению с 20-летней давностью – нужно учитывать множество факторов. Конечно, мы делаем компьютерные расчеты, но когда 22 пилота борются на трассе бампер в бампер, всё предугадать невозможно, возможны любые неожиданности.

Времена, когда за тактику отвечал один человек, давно прошли. Сейчас я бы ничего не смог сделать без своей команды. По ходу гонки радиообмен почти не затихает. На "капитанском мостике" голова порой идет кругом. Но именно это делает нашу работу столь захватывающей.

Поэтому я очень рад, что команда имеет возможность выступать в этом интереснейшем чемпионате, который стал еще более сложным, чем 20 лет назад.

В 2012-м, вернувшись в DTM с BMW после 20-летнего перерыва, Schnitzer с первой же попытки выиграла титулы в личном и командном зачетах. Могли ли вы перед началом сезона рассчитывать на такой успех?

ЧЛ: У нашей команды долгая и славная история, на протяжении которой мы плотно сотрудничали с BMW. За полвека мы сообща добились немалых успехов, можно вспомнить множество красивых побед. Но титул в DTM в 2012-м – это просто мечта. После 20-летнего перерыва мы вернулись – и в первый же год одержали победу во всех трех зачетах. По сути, нам вновь пришлось дебютировать, потому что за два десятилетия все изменилось, серия стала совсем другой. Конечно, перед сезоном мы даже не надеялись на такой потрясающий успех, особенно учитывая невероятный уровень конкуренции в чемпионате. Это был фантастический год.

Каковы были ваши ожидания были перед стартом чемпионата?

ЧЛ: Мы начали подготовку еще в начале 2011-го, когда в BMW приняли решение вернуться в DTM. Была проделана серьезная работа, мы провели тесты – но все равно, отправляясь в мае 2012-го на первый этап в Хоккенхайм, не знали, чего ожидать.

Наши пилоты хорошо квалифицировались, но в гонке оба оказались замешаны в инцидентах и вынуждены были сойти с дистанции. Это стало большим разочаровании для команды. С другой стороны, первый этап показал, что машины BMW вполне конкурентоспособны – это дало нам чувство уверенности в своих силах.

И уже вторая гонка принесла победу, что стало настоящей сенсацией…

ЧЛ: Для нас по-прежнему все было в новинку. Второй этап в Лаузице проходил всего через неделю после Хоккенхайма, и мы не знали, насколько хорошо нам удастся подготовиться к уик-энду за столь короткий промежуток – тем более, учитывая повреждения машин в первой гонке. С точки зрения логистики это была довольно сложная задача.

Но в итоге нам удалось решить ее, мы смогли хорошо подготовить технику, и Бруно [Спенглер] выиграл поул. В гонке он со старта захватил лидерство, но по ходу всей дистанции вел напряженная дуэль с Гэри Паффетом, который не давал расслабиться ни на секунду. Но в итоге мы выиграли, и можно сказать, что уже во второй гонке сезона выполнили план на весь год.

Эта победа вселила в нас позитив, мотивацию, уверенность, усилив командный дух. Мы окончательно поняли, что BMW удалось создать очень хорошую машину, которая способна бороться не только за очки, но также за подиумы и победы. Однако, скажу честно, даже после этого успеха о титуле мы и не помышляли.

Каждый этап рассматривался нами отдельно, без оглядки на положение в чемпионате. После Шпильберга наше отставание от лидера первенства Паффетта составляло 40 очков, но постепенно с каждой гонкой нам удавалось сокращать этот дефицит. И в итоге к финальному этапу в Хоккенхайме мы смогли вплотную к нему подобраться.

Наверняка давление перед решающей гонкой было невероятным?

ЧЛ: Это был потрясающий финал. Лучшего сценария в интересах спорта трудно было себе представить – два пилота, сражающихся за титул, всю дистанцию провели в борьбе за победу в гонке и чемпионате.

Бруно лидировал, но малейшая помарка могла привести к поражению. Он провел отличную гонку, справился с невероятным прессингом. Это же касается и механиков, которые великолепно выполнили свои обязанности на пит-стопах, позволив пилоту сохранить лидерство. Что сказать? Это было здорово!

Бруно Спенглер говорил, что поверил в возможность выиграть титул только после Зандфорта – за два этапа до конца того сезона. А когда вера в такую возможность пришла к вам?

ЧЛ: После Лаузицринга я понимал, что теперь у нас есть все шансы провести сильный сезон. Но о титуле тогда не думал. Знаете, по-настоящему мне поверилось в то, что мы можем выиграть чемпионат, только после предпоследней гонки сезона в Валенсии.

Но я очень суеверный, поэтому старался не думать об этом – а команде сказал, что мы просто должны сделать все возможное, чтобы наилучшим образом подготовиться к финальному этапу. У нас был шанс – и мы должны были попробовать его использовать. Нужно было справиться с давлением, с невероятным ажиотажем болельщиков и вниманием журналистов – просто сконцентрироваться на своей работе.

В итоге у нас все получилось! И мы выиграли не только личный титул с Бруно Спенглером, но также завоевали победу в командном первенстве и помогли BMW занять первую строчку среди производителей. Это фантастическое достижение, и я очень горжусь, что нам удалось добиться такого успеха.

Насколько важным оказался фактор присутствия в команде такого опытного пилота как Спенглер, долгие годы выступавший в DTM за Mercedes, выигрывавший гонки и боровшийся за титулы?

ЧЛ: Очень важно, что перед возвращением BMW удалось заполучить двух опытных пилотов – Бруно Спенглера и Мартина Томчика [последние два сезона немец провел в команде RMG, а в 2014-м будет в паре со Спенглером выступать за Schnitzer]. Их знания были незаменимы на предсезонных тестах и по ходу самого чемпионата. Бруно очень помог команде, потому что четко знал, что нужно делать в тот или иной момент по ходу тренировок и квалификации. Также его советы оказались полезны для Дирка Вернера в его дебютном сезоне DTM.

Однако за два сезона в DTM Вернер сумел завоевать лишь один подиум и в BMW решили перевести его в гонки GT. Вы ждали от Дирка большего?

ЧЛ: Пример Дирка показывает, насколько сложна эта серия. Чтобы добиться хороший результатов в DTM, нужно все сложить воедино – даже малейшая ошибка может привести к тому, что придется стартовать из хвоста пелотона.

С одной стороны жаль, что мы не увидим его в DTM в следующем году, но с другой – для Дирка разработана интересная программа в марафонских гонках, где он, я верю, сможет по-настоящему раскрыться.

Поговорим о глобальных вещах – таких, как глобализация технического регламента DTM. Ваше мнение об этом?

ЧЛ: Мне сложно судить, к чему это приведет, но в целом такой шаг должен сыграть на руку популяризации DTM, ведь такой же регламент будет использоваться в Японии и Америке. Привлечет ли это концерны из этих стран в DTM? Об этом лучше спросить у ITR, но я могу сказать, что и c тремя производителями конкуренция запредельная, так что не уверен, что мне бы этого хотелось (улыбается).

Вернемся к истории вашей команды. Расскажите вкратце о том, с чего вы начали карьеру в автоспорте?

ЧЛ: Наша семья имела тесные связи со Шницерами. Поэтому с самого детства я был вовлечен в автоспорт, имея возможность ездить на гонки и наблюдать, как мои старшие братья готовят машины к участию в соревнованиях. Еще учась в школе, я выполнял обязанности хронометриста – тогда не было компьютеров, поэтому нужно было засекать время секундомером и записывать результаты. К моменту поступления в университет я уже хорошо представлял, как работает гоночная команда.

В Schnitzer всегда ощущалась невероятная страсть к автоспорту. А плотное сотрудничество с BMW позволяло научиться работе на высоком профессиональном уровне в самых различных гонках – в «кузовах», GT, Ле-Мане и даже «формулах». Кроме того, это позволило увидеть много интересных мест на свете – мы выступали не только в Европе, но и в Японии, Америке, Австралии, Новой Зеландии. Теперь смогли побывать и в России.

Кстати, ваши впечатления о дебютном этапе DTM на Moscow Raceway?

ЧЛ: Это был наш первый визит в Россию – перед этапом было много неизвестных факторов, грузовикам команды предстояло преодолеть длинную и непростую дорогу. Но мы благополучно добрались и увидели отличный автодром с великолепной инфраструктурой. Что уж говорить об энтузиазме российских болельщиков – было приятно увидеть так много зрителей в день гонки. В общем, этап прошел в очень хорошей атмосфере, хотя для нашей команды со спортивной точки зрения он сложился неудачно.

Мы с нетерпением ждем возвращения на Moscow Raceway в 2014-м, чтобы исправить это упущение! Кстати, насколько мне известно, организаторы серии рассматривают вопрос об использовании длинной версии кольца — не знаю, какое решение будет принято в итоге, но, считаю, так будет еще интереснее.

После триумфального сезона-2012 прошедший чемпионат сложился для вашей команды не столь успешно – Спенглер выиграл одну гонку и стал третьим по итогам первенства. Как вы оцениваете итоги 2013-го?

ЧЛ: Это был сезон взлетов и падений. Мы смотрелись очень быстро в начале года, одержали победу в Шпильберге, и до экватора сезона Бруно Спенглер возглавлял общий зачет. Но затем начался спад – было много инцидентов, в которых мы потеряли очки.



Чем запомнится сезон DTM 2013 года

Под конец первенства наши пилоты снова стали демонстрировать хорошие результаты, но в 2013-м для повторения прошлогоднего триумфа нам не хватило стабильности. Для того, чтобы выиграть титул в DTM, важно избежать спадов на протяжении всего сезона, что и продемонстрировал Майк Роккенфеллер, заслуженно ставший чемпионом.

Но и нам есть, чем гордиться: второй год подряд наша команда стала лучшей в проведении пит-стопов – наши механики вновь оказались самыми оперативными. И пускай это достижение не так ценится, как титулы в личном или командном зачетах, но для меня, как руководителя коллектива, оно имеет большое значение. Это укрепляет боевой дух и сплоченность команды.

А какие достижения в успешной истории команды Schnitzer вы могли бы выделить?

ЧЛ: Я бы отметил несколько эпизодов. Одним из самых ярких воспоминаний остается наша первая победа в 24-часовой гонке – это было в Спа в 1985-м. Затем нам удалось выиграть еще два суточных марафона – в Ле-Мане и на Нюрбургринге. Особенным моментом стал выигранный титул в DTM в 1989-м и, конечно же, триумфальное возвращение в эту серию в 2012-м. Но вообще если вспоминать все в деталях, то этого хватит на целую книгу! [Кстати, в честь 50-летия Schnitzer недавно была издана книга на немецком языке, посвященная команде]

Не часто встретишь боссов команд с таким энтузиазмом, как у вас. Как на протяжении стольких лет вам удается сохранять такую неподдельную страсть к гонкам?

ЧЛ: За это я должен быть благодарен команде. Страсть – это неотъемлемая составляющая Schnitzer Motorsport. И так было всегда – и в начале моей работы в команде, и сейчас. Благодаря этому мы сумели добиться таких высот. Но в нашей истории ведь были не только победы – было немало и сложных периодов. Но именно страсть и любовь к гонкам позволяла преодолеть все трудности.

Чарли, большое спасибо за интересную беседу и желаем вашей команде новых успехов в 2014-м!

ЧЛ: Пользуясь случаем, хочется поздравить российских поклонников автоспорта с прошедшими праздниками и пожелать счастливого нового года. Буду рад встрече летом на Moscow Raceway!

Последнее

Каким требованиям должны соответствовать шлем и комбинезон в Формуле 1?

Ужасающая авария Ромена Грожана еще раз продемонстрировала важность всех мер безопасности в Формуле 1. Например, шлем и гоночный костюм...

Реконструкция аварии Грожана на BahrainGP показала весь ужас произошедшего, не будь хало

Данная реконструкция аварии Ромэна Грожана на Гран-при Бахрена наглядно показывает весь ужас аварии, не будь хало. А ведь сам...

Нико Хюлькенберг о своих шансах попасть в Ред Булл

На сегодняшний момент Нико Хулькенберг реально имеет шанс попасть в Ред Булл. Нико признался, что ему ”очень жарко" от перспективы...

Дорнбос анализирует крушение Албона: «Полтора миллиона повреждений»

Александру Альбону снова пришлось нелегко во время второй свободной тренировки в Бахрейне. Британский таиландец на большой скорости врезался в...
- Реклама -

Риккардо возмущен «неуважительными» повторами аварии Грожана

Даниэль Риккардо говорит, что ему «противно», когда Формула 1 показывает повторы аварии Ромена Грожана на Гран-при Бахрейна во время...

Взрывная гонка Ромэна Грожана в Бахрейне

На первом круге гонки в Бехрейна произошла страшная авария. Ромэн Грожан резко повернул в сторону Даниила Квята, задел его...
- Реклама -

Вам также может понравитсяRELATED
Рекомендации для Вас

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru