Что на самом деле произошло в Sauber?

0

Отставка с руководящего поста команды Sauber Мониши Кальтенборн удивила многих и породила массу разговоров в паддоке Формулы 1 и за его пределами. Но, как кажется, ее увольнение не было таким уж неожиданным. Слово Лоуренсу Барретто…

Минувший гоночный уик-энд в столице Азербайджана начался с не самого гоночного события – внезапной новости об отставке с поста руководителя коллектива Sauber Мониши Кальтенборн.

История взяла свое начало в среду, когда сразу несколько источников сообщили, что причиной расставания Мониши и Sauber стала инициатива со стороны ее оппозиции отдать предпочтение одному из пилотов коллектива, а именно Маркусу Эрикссону.

Вдобавок сообщалось, что у Кальтенборн серьезно расходятся взгляды с новыми владельцами – компанией Longbow Finance, в прошлом июле спасшей Sauber от исчезновения и, по некоторой информации, имеющей шведское влияние – по поводу вектора развития команды.

Эти разногласия, несмотря на длительный срок работы Мониши в Sauber, привели к их размолвке.

Но свой официальный голос команда подала лишь через 12 часов после появления первой информации. И сделала она это довольно странно…

Сначала председатель Sauber Паскаль Пиччи, не обладающий опытом работы в Формуле 1, выпустил релиз, в котором отметил одинаковое отношение к гонщикам в команде, но при этом ни словом не упомянул имя Мониши.

Буквально через несколько минут последовало еще одно официальное заявление, которое подтвердило увольнение Кальтенборн, а причиной было названо «расхождение во взглядах с командой». При этом не было приведено ни одной цитаты самой Мониши, которая до сих пор так и не прокомментировала свою отставку.

Пиччи опроверг предположения о том, что новые владельцы собираются внедрять фаворитизм в отношении гонщиков. Источники, близкие к Эрикссону, также отрицают желание команды отдать предпочтение Маркусу.

Более того, в последовавшем позже интервью Пиччи заявил, что эти слухи специально использовались, чтобы навредить команде.

«Я еще раз вынужден опровергнуть информацию о том, что в команде были или есть намерения отдать одному из наших пилотов большее предпочтение – и в данном случае речь идет об Эрикссоне, – сказал Паскаль. – Это удар ниже пояса, который выставляет нас в дурном свете. Конкуренты используют такие средства, чтобы покрепче насолить нашей команде.

Подумайте сами – если швед вдруг выстрелит и финиширует в итоговой таблице чемпионата выше Верляйна, все начнут говорить о том, что это стало возможным только благодаря фаворитизму и лучшей машине. Мне очень не нравится, что так всё обернулось».

На пресс-конференции в четверг в Баку оба гонщика команды выразили свое удивление в отношении ухода Мониши.

При этом Паскаль Верляйн предпочел не комментировать информацию о возможном фаворитизме в адрес его напарника, а Маркус лишь подтвердил слова Пиччи о том, что всё это не соответствует действительности.

Также швед добавил: «Это очень неуважительно по отношению ко всем сотрудникам команды Sauber. У нас с Паскалем одинаковые возможности и приоритеты».

Верляйн сообщил, что Мониша сама позвонила ему, чтобы объяснить ситуацию. Эрикссон в свою очередь заметил, что до сих пор не разговаривал со своим бывшим боссом.

На вопрос о том, считает ли он, что в лице Кальтенборн потерял поддержку в команде, Верляйн ответил: «Определенно, можно и так сказать. Она очень поддерживала меня, а наши отношения всегда были и есть очень теплые. Думаю, они такими и останутся.

Мониша была рядом в самые трудные для меня времена, когда я был серьезно травмирован. Она мне очень помогла в той ситуации, и я очень признателен ей за это. Я никогда не забуду ее ко мне отношение».

В последующие дни всплыли и новые детали увольнения Мониши из Sauber.

Предположительно Кальтенборн и новые владельцы команды уже на протяжении нескольких последних недель находились в контрах по поводу стиля управления коллективом, а первые признаки того, что ее место может оказаться под угрозой, появились еще в Монако.

Новые инвесторы высказали свое недовольство по поводу текущей формы команды. В Longbow посчитали, что поставленные цели не были достигнуты, что привело к потере доверия к Кальтенборн.

Верляйн принес команде неожиданные очки в Испании, финишировав на восьмом месте и проведя один единственный пит-стоп. Но это был лишь луч света в темном царстве борьбы в конце пелотона с McLaren за право вырваться со дна турнирной таблицы.

Совет директоров ожидал от команды большего, особенно с учетом новых финансовых вливаний.

Источники предполагают, что Мониша отдавала свой приоритет изменениям в техническом департаменте команды – вплоть до увольнения с поста технического директора Йорга Цандера.

Она полагала, что с момента его прихода в команду в начале сезона после закрытия программы Audi в LMP1 было произведено слишком мало изменений.

У Sauber был необходимый бюджет, чтобы должным образом осуществлять доработку шасси по ходу нынешнего сезона, чем команда не могла похвастаться в прошлом году. Но большинство наработок не показали свой потенциал на трассе. При этом в Хинвиле не понимают, почему новинки не сработали.

Владельцы коллектива разошлись во мнении с Кальтенборн в отношении истинных причин происходящего. Они посчитали виновной в этом ее и никакого давления не оказали на Цандера.

В итоге команда разбилась на два лагеря: в одном Мониша и ее сторонники, в другом – владельцы и Йорг Цандер.

При этом стоит напомнить, что Sauber стал настоящей второй семьей для Мониши. Она присоединилась к коллективу в далеком 2000 году в качестве главы юридического отдела. В январе 2010-го она заняла пост исполнительного директора команды и приобрела часть акций.

 © autosport.com

© autosport.com

В момент покупки команды в прошлом году со стороны Longbow Finance Кальтенборн сохранила свою должность, но при этом была вынуждена отказаться от доли в компании, а с ней и от контроля за ситуацией. Также он потеряла поддержку своего близкого приятеля Петера Заубера, уход которого из коллектива был одним из условий сделки по приобретению активов.

Но Мониша не сдавалась – в последующие месяцы она привлекла к работе в коллективе перспективного молодого Паскаля Верляйна из программы Mercedes. После этого заключила сделку на следующий год с Honda на поставку моторов, а с ней и дополнительное финансирование. При этом команда не будет платить за современные японские силовые установки в рамках двустороннего соглашения, тогда как за прошлогодние моторы Ferrari, которые команда использует в этом году, им приходится отдавать кругленькую сумму.

Эта сделка фактически обеспечила Sauber стабильность в долгосрочной перспективе. К тому же, если союз McLaren-Honda распадется, к чему всё и идет, Sauber может получить фактически заводской статус у японцев.

Но и этого было недостаточно. Кальтенборн ввязалась в битву, в которой просто не могла одержать победу. В итоге она поняла, что дальше не сможет работать с Пиччи.

Источники, близкие к ситуации, сообщают, что новые владельцы предпочитают менеджмент, опирающийся сразу на несколько ключевых фигур вместо структуры с одним руководителем команды.

У Кальтенборн достаточно поводов считать себя перспективным руководителем, учитывая то, что она с успехом выводила команду из самых сложных ситуаций, включая период расставания с BMW, сагу с тремя контрактами на два места боевых пилотов в команде в 2015 году и риск закрытия Sauber в прошлом сезоне, когда сотрудникам даже не выплачивали зарплату.

Но владельцы, судя по всему, ее заслуг не оценили.

Предположительно Монише выдвинули ультиматум – либо она встает в строй, теряет единоличные полномочия управления командой и присоединяется к другим руководителям, либо уходит. Она выбрала последнее.

Расставание с Кальтенборн может обернуться серьезным риском для Sauber. Есть те, кто поддерживают позицию новых владельцев, и те, кто стоят на стороне Мониши. Это может означать, что в ближайшие недели и месяцы из коллектива уйдет целый ряд сотрудников, тогда как расположение базы команды в Швейцарии затрудняет процесс найма новых работников.

Сегодня в качестве замены Кальтенборн называются сразу несколько известных фигур, среди которых бывший руководитель Renault Фред Вассёр, экс-гоночный директор Manor Дейв Райан, бывший спортивный директор Manor Грэм Лоудон, а также Йост Капито, недолгое время успевший побыть исполнительным директором McLaren.

Команда Sauber до сих пор не сделала официального заявления на сей счет. Но кто бы ни присоединился к команде, его ждет очень непростая работа. И не только в первое время, поскольку будущее прославленного коллектива из Хинвила по-прежнему остается туманным…

Перевел и адаптировал материал: Александр Гинько