«Гонки проигрываются из-за деталей за 1 евро». Русинов о «24 часах Ле-Мана»

0
8

Гонщик G-Drive Racing Роман Русинов рассказал о подготовке к «24 часам Ле-Мана», новой машине и о том, почему перед гонкой надо улыбаться.

Команда G-Drive Racing продолжает готовиться к гонке «24 часа Ле-Мана». Любопытным элементом подготовки стала гонка на картодроме в Санкт-Петербурге, где вместе с представителями прессы на старт вышел Роман Русинов. После гонки Роман ответил на вопросы корреспондента «Чемпионата» о предстоящей гонке в Ле-Мане.

«Почему-то никак не можем выиграть эту гонку»

— Роман, до старта гонки «24 часа Ле-Ман» уже меньше месяца. Чем ваша подготовка в этом году отличается от предыдущих?

— На самом деле, почти ничем. Сама по себе гонка в Ле-Мане очень сложная. Она длинная, тяжёлая и трудная. Конкуренция очень большая, но в этом году у всех новые машины и новые двигатели. Мы занимались надёжностью автомобиля: прекрасно понимаем, что очень часто гонки проигрываются из-за деталей стоимостью 1 евро. Главная наша цель на заключительном этапе подготовки – убрать этот фактор риска.

— В этом году в классе LMP2 новая техника. Удалось ли избавиться от всех детских болезней или участников могут ждать неприятные сюрпризы во время 24-часовой гонки?

— Мы пытаемся разобраться с нашими тараканами, и на то, чтобы узнать, что делают другие, просто нет времени. Самое важное – настроиться на свою работу и отвечать за свои действия.

— Как сейчас оцениваете готовность своей команды?

— У нас отличная команда, есть скорость и быстрые гонщики. Бороться будем за хорошие места. Не хочу говорить до начала гонки, что мы приедем и сможем победить, ведь Ле-Ман – непредсказуемая и сложная гонка. Больше я загадывать не хочу. Знаю, что мы приедем и постараемся ехать с той скоростью, с которой должны и делать свою работу. Если всё пройдёт без проблем, то у нас будет хороший результат. Наша главная цель – приехать и провести эту гонку достойно, красиво и правильно. Это главный способ попытаться надеяться на участие в борьбе за победу. Я специально говорю так много слов.

— Боитесь сглазить?

— Нет, просто я не хочу говорить, что мы можем всё сделать. У нас каждый раз самые быстрые машины и лучшие экипажи, но мы почему-то никак не можем выиграть эту гонку. То у нас ломается освещение номера, то мы попадаем под жёлтые флаги и превышаем скорость или у нас машина загорается. Есть определённые факторы, которые мешали нам.

— Чего именно не хватало команде и как это исправить в предстоящей гонке?

— В Ле-Мане есть такая вещь — везение. Я не люблю это слово и считаю, что главное – это работа. Но при аварии на трассе очень важно, где ты находишься — до места инцидента или после. Попал ты под сейфти-кар или не попал, когда у тебя была дозаправка. Если тебе нужно через круг заезжать на пит-стоп, а на трассе произошла авария и все автомобили двигаются со скоростью 80 км/ч, то ты заехал в боксы и выиграл время. Это может быть минута или даже две. Это важный фактор помимо скорости, надёжности, готовности машины и гонщиков.

— Получается, что это элемент неожиданности? К нему можно подготовиться?

— Над этим сложно работать. Единственное, что может помочь тебе избежать таких проблем, – быть всегда первым. Если у тебя есть преимущество и ты его внезапно теряешь, то всегда сможешь нагнать. Мы всегда работали в этом направлении. Надеюсь, что в этом году не будет проблем из прошлых гонок. Могу официально сказать: мы готовы.

«Получаю больше удовольствия от вождения»

— Машины в этом году стали быстрее, теперь максимальная скорость — 340 км/ч. Вам проще пилотировать, когда болид быстрее?

— В этом году поменялся регламент. Раньше мы ехали 309-310 км/ч, а в этом году будет больше мощности, а значит и скорости, которая возросла на 30 км/ч. Но скажу честно, чем больше скорость и прижимная сила, тем сложнее. Относительно трафика – тоже хуже, ведь ты быстрее догоняешь более медленные автомобили, а значит тебе сложнее.

— А с точки зрения удовольствия и ощущений?

— Чувства обострены, ведь машина едет быстрее. Чем быстрее машина, тем лучше она держит дорогу, а значит получаешь больше удовольствия от вождения.

— Машины стали мощнее и быстрее, а это значит больше дозаправок. Работа механиков становится особенно важной?

— Да, это очень и очень важно. Но есть нюанс – мы не постоянно будем менять шины, поэтому фактор механиков не должен сильно измениться. В любом случае наши механики должны работать очень быстро, они должны быть сильными. Всегда важно иметь правильную команду и коллектив, который работает на тебя.

— Мы работаем как одна команда, всё замечательно. Пьер Тирье делает очень хорошую и достойную работу. Что касается Линна, то он тоже молодец. На последней гонке Пьер великолепно себя проявил и, наверное, превзошёл себя, особенно учитывая те условия, о которых я знаю. Снаружи ведь зритель видит одно, а внутри всё иначе.

— Кого считаете главными соперниками в предстоящей гонке?

— Это будет «Ребелльон», «Альпайн» и команда Джеки Чана. Это три машины, которые, по моему мнению, будут реально претендовать на победу.

— Есть ли у вас дополнительная принципиальность в борьбе с русским экипажем «СМП Рейсинг»?

— Не знаю даже, как на это ответить. Виталий Петров выступает за китайскую команду, и он тоже русский. Мы выступаем за российскую команду. Не вижу никакой дополнительной борьбы.

— В этом году мы увидим в LMP2 Петрова, Алёшина, Сироткина и Шайтара. Согласны, что становится похоже на открытый чемпионат России?

— Нет, ведь есть ещё 240 пилотов из других стран. Мы же не говорим, что это открытый чемпионат Франции или Англии. Поэтому он и называется международный чемпионат – собрали всех.

Петров: исправим проблемы и можем выиграть Ле-Ман
Виталий Петров — о первом этапе СМП РСКГ в Грозном, общении с Кадыровым, борьбе в Формуле-1 и подготовке к гонке «24 часа Ле-Мана».

«Попытаюсь скрыться от всех перед стартом»

— «СМП Рейсинг» будет использовать «Даллару», а не традиционную для класса LMP2 «Ореку». Как оцениваете её скорость?

— Очень сложно говорить, потому что пока они ничего такого не показали. В Америке другая специфика и другая мощность. Ле-Ман – это отдельная гонка, с другим аэродинамическим пакетом, поэтому сюрпризов можно ждать от всех.

— Ходит много разговоров о будущем заводских команд в LMP1. Удастся ли исправить ситуацию?

— Проблема именно в регламенте. Есть много вопросов. Так же, как и к статусу пилотов «сильвер», который есть в LMP2. Тут вопросы именно к организаторам — почему они делают именно так.

— Футболист Андреа Пирло в 2006 году сказал, что он с утра проснулся, поиграл в PlayStation, а вечером выиграл чемпионат мира. Что вы делаете накануне гонки?

— Проснусь утром, но у меня времени чем-то заниматься не будет. Будет много журналистов и куча всего. Придётся бегать, попытаюсь скрыться от всех перед стартом, чтобы отдохнуть. А потом уже не будет времени думать.

— Как вы настраиваетесь перед гонкой?

— Я веду себя как обычно, ведь будет много журналистов и гостей, с которыми нужно поздороваться и всем улыбнуться. И это очень важно, ведь это часть гонки.

— Почему улыбки важны?

— «24 часа Ле-Мана» — это большое событие, большой цирк. Ты – это представление. Те, кто пришёл в цирк, должны увидеть тебя и тот спектакль, ради которого они пришли.