Интервью с Монишей Кальтенборн

0
32

Накануне Гран При Индии руководитель Sauber F1 Мониша Кальтенборн рассказала о том, как идёт подготовка Сергея Сироткина к дебюту в Формуле 1, о ситуации команды за четыре гонки до конца сезона и об опыте первого визита в Сочи.



Вопрос: Вы иногда читаете журнал Auto Motor und Sport?

Мониша Кальтенборн: Иногда читаю.

Вопрос: Там появилась статья ещё об одном российском гонщике, который может войти в состав Sauber в следующем сезоне – речь о Виталии Петрове. Вы можете это как-то прокомментировать?

Мониша Кальтенборн: Нет (смеётся), на эту тему комментариев не будет. Меня сегодня уже спрашивали о Виталии. В сентябре мы виделись с ним в Сочи (на гоночном шоу), и поскольку мы знакомы, мы поговорили. Не более того.

Вопрос: Можете ли что-то сообщить о том, как прошли первые тесты Сергея Сироткина за рулём Ferrari? Были ли на этих тестах инженеры Sauber?

Мониша Кальтенборн: К сожалению, в первый день, когда были запланированы тесты, мы не смогли работать из-за дождя. Погодные условия были неподходящими. Но на второй день он очень неплохо справился с программой, проехав почти 200 км. Отработал Сергей отлично, но мы не будем делиться информацией о времени на круге, даже если оно очень хорошее. Наши инженеры остались довольны его работой.

Ему пришлось нелегко за рулём этой машины из-за высокого роста, но он хорошо справился. У нас есть программа дальнейших действий, мы знаем, что хотим делать, нам придётся проявлять гибкость при составлении расписания, выбирая между симулятором и работой на трассе, но всё это можно решить очень быстро. У нас чёткие намерения подготовить его к Формуле 1.

Вопрос: Что за машина использовалась на тестах, какие шины на ней стояли?

Мониша Кальтенборн: Это была Ferrari 2009 года…

Вопрос: Точно такая же, на какой в свое время выступал Фелипе Масса?

Мониша Кальтенборн: Нет, я бы так не сказала, но у нас была информация о результатах, которые на машине такого типа показывали другие гонщики, поэтому смогли получить объективную картину. После этих тестов мы по-прежнему убеждены в правильности своего выбора. Шины были специальные, их нельзя сравнивать с официальной гоночной резиной, поэтому со сравнениями надо быть осторожнее. Тем не менее, наши инженеры смогли удостовериться, что Сергей показал неплохие результаты.

Вопрос: Toro Rosso объявила, что в следующем году в её составе будет выступать Даниил Квят, ещё один российский гонщик. Это может сказаться на ваших коммерческих планах, на работе с потенциальными российскими спонсорами?

Мониша Кальтенборн: Нет, ведь с самого начала мы говорили, что в нашем партнерстве с российской стороной есть три элемента. Первый – это, конечно, работа со спонсорами, в коммерческой области. Второй – технологическое сотрудничество, на которое делается значительный акцент. И третье – выбор гонщика.

Разумеется, никто не будет давить на гонщика, если что-то не будет складываться. Но мы по-прежнему верим в Сергея, полагая, что нет причин в нём сомневаться, хотя нельзя говорить о том, что если планы в отношении Сироткина не осуществятся, то не будет и остальных элементов сотрудничества. Потому что главная цель партнёров, с которыми мы общаемся, вовсе не в том, чтобы в Sauber выступал российский гонщик. У этих компаний свои планы, которым они собираются следовать.

Вопрос: Может быть, Сироткину даже на руку тот факт, что в Формуле 1 появится ещё один россиянин с более впечатляющим списком достижений? Это значит, что в самом начале к Сергею будет приковано не столь большое внимание…

Мониша Кальтенборн: Возможно, но я не в курсе, насколько широко Формула 1 освещается в России. После нескольких визитов в эту страну, мне не показалось, что о нашем спорте там пишут во всех газетах. Не думаю, что эти два гонщика будут так уж сильно влиять друг на друга. Что касается спортивных достижений, то предыдущие успехи никак не говорят о том, чего человек сможет добиться в Формуле 1. Со временем мы всё увидим. Но однозначно, это очень серьёзный шаг вперед, когда в Ф1 приходит гонщик из GP3, вне зависимости от его успехов, или из Мировой серии Renault.

Вопрос: Сколько в идеале нужно отработать Сергею за рулём Формулы 1 до начала предсезонных тестов, чтобы вы уже не волновались по его поводу и могли сконцентрироваться на двигателе, новой машине и других важных вещах?

Мониша Кальтенборн: Для него разработана определённая программа, и мы не собираемся её ни удлинять, ни делать короче. Понятно, что любой дополнительный километраж пойдет на пользу, тут всё просто: чем больше, тем лучше. Но программа для него уже составлена.

Вопрос: Сколько дней он сможет поработать на трассе, хотя бы примерно?

Мониша Кальтенборн: Это тоже оговорено контрактом, поэтому мы не можем раскрывать информацию, но программа довольно интенсивная. Поэтому мы сразу говорили, что лучше приступить к её реализации после того, как закончится сезон в Мировой серии. В том числе и из-за серьёзных физических нагрузок. Физическую форму Сергею тоже предстоит улучшить, но я могу сказать, что в этом плане он неплохо подготовлен!

Вопрос: Осложняется ли выбор второго гонщика, ведь подготовка Сироткина займёт больше времени, прежде чем вы поймёте, что он действительно готов к Формуле 1?

Мониша Кальтенборн: Нам в любом случае предстояло принимать непростые решения, чтобы добиться правильного баланса. Взять гонщика, способного показывать высокие результаты? Или пойти на риск из-за финансовой ситуации? Не думаю, что наша ситуация станет сложнее, чем она есть в настоящий момент.

Мы знали с самого начала: приглашение такого гонщика связано с определённым риском, но так было и с Серхио Пересом, и с Эстебаном Гутьерресом. Был риск и в случае с Камуи Кобаяши, если не принимать в расчет его несколько гонок в составе Toyota. Риск есть всегда, и Сергей, как и другие гонщики, будет совершать какие-то ошибки, это неизбежно. Но он будет на них учиться.

Вопрос: У вас не было планов приглашать более опытного пилота, того же Виталия Петрова, который пока остается без контракта, на роль резервного гонщика, если Сергей окажется не вполне готов к дебюту в Формуле 1?

Мониша Кальтенборн: Мы думали и об этом, и у нас есть несколько вариантов, связанных с разными гонщиками. И такой вариант мы, безусловно, тоже рассматриваем.

Вопрос: Но Виталий ведь даже на подиум поднимался в Формуле 1, и сейчас он свободен…

Мониша Кальтенборн: (смеётся) Не знаю, мы с ним не говорили о том, в какой мере он свободен. Но я его прямо спросила: чем он сейчас занимается? И Виталий рассказал о своём подъёме на Эверест!

Вопрос: Вы не рассматриваете возможность приглашения гонщика, с которым команда могла бы сотрудничать на долгосрочной основе, года три-четыре?

Мониша Кальтенборн: В идеале этого хотелось бы добиться. У нас своё понимание, как могла бы выглядеть идеальная картина, но сейчас нужно понять, как будет развиваться ситуация.

Сейчас мы напряжённо работаем, чтобы преодолеть трудности, с которыми столкнулась команда, и лучшее доказательство этого – наши результаты на трассе. Мы должны продолжать в этом же ключе, должны постепенно улучшать наше положение, чтобы получить возможность выбирать гонщиков не только из коммерческих соображений.

Вопрос: За четыре гонки ваша команда набрала 38 очков. Но именно столько вы проигрываете команде McLaren за четыре этапа до конца сезона. Нет ли планов попытаться её опередить в Кубке конструкторов?

Мониша Кальтенборн: (смеётся) Всегда хочется добиться максимально возможного результата, но если вспомнить прошлый сезон, то до 5-го места в Кубке конструкторов нам не хватало пяти очков, и мы так и не смогли их заработать, хотя на это у нас было шесть или семь гонок. Помня об этом, а также принимая во внимание швейцарский консерватизм, я бы с большой осторожностью отвечала на этот вопрос. Но мы продолжим бороться, потому что хотим улучшить своё положение в Кубке конструкторов. Однако нельзя говорить, что это реалистичная цель.

Вопрос: Если говорить о трудностях, связанных с логистикой, когда команды Формулы 1 приезжают в новые для себя страны: у вас ведь были определенные проблемы, когда вы повезли машину на демонстрационные заезды в Сочи?

Мониша Кальтенборн: (смеётся) Да, это было непросто! Думаю, организаторы в курсе той ситуации. Прежде всего, в Сочи были не готовы следовать чётко составленному графику, по которому мы работаем. Кроме того, погодные условия оказались по-настоящему сложными. Например, машину Marussia невозможно было выгрузить, всё было залито водой. А мы не знали, что там могут идти проливные дожди и дуть такой сильный ветер. Палатки просто сдувало. Но нам сказали, что такая погода – обычное дело для этого времени. Впереди ещё много работы, особенно если учесть, сколь жёсткого графика мы придерживаемся в дни проведения Гран При.

С другой стороны, конфигурация трассы очень интересная, вокруг красивый пейзаж, а здания, построенные в Олимпийском парке, выглядят весьма привлекательно. Но я думаю, что всё правильно организовать будет довольно сложно. Я уже не говорю о языковых трудностях…